САМОЛЁТ МЛАДШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА ДУДИНОВА. К 75-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ.

Ещё осенью 2018 года, проводя очередную разведку в окрестностях бывшего хутора Голубовского восточнее хутора Мовы на границе Абинского и Крымского районов, Абинский отряд ККОПО «Кубанский плацдарм» обнаружил очередное место падения советского самолёта. Место располагается в Шершавом лесу, так назван на современных картах небольшой лесной массив севернее села Мерчанского. Первый поверхностный осмотр небольшой полянки между зарослями чёрного ореха принёс находки: фрагменты дюралевой обшивки, трубки ферм каркаса и разорванные гильзы боекомплекта калибров 12,7 и 20 мм. После расчистки фрагментов на некоторых показались технологические заводские клейма, принадлежавшие авиационному заводу №153 Народного комиссариата авиационной промышленности СССР в городе Новосибирске. Известно, что в годы войны завод выпускал истребитель Як-7б. Состав боекомплекта подтвердил предположения поисковиков. На донцах гильз была обозначена маркировка с 1942-м годом. Это свидетельствовало в пользу одной версии – истребитель был из состава 3 авиационного корпуса генерал-лейтенанта Е. В. Савицкого, прибывшего на Кубань к 19 апреля 1943 года и имевшего свой боекомплект 1942-го года. Теперь оставалось узнать, кому принадлежала воздушная машина. При первых шурфовках останки лётчика и элементы парашютной системы не были найдены. Это говорило о том, что пилот покинул горящий самолёт и, возможно, остался жив. Чтобы подтвердить свои предположения, нужно было искать номер самолёта или двигателя. Раскопочную яму постоянно углубляли и расширяли. В процессе раскопок стало ясно, что воронку сильно почистили собиратели металлолома. Поисковикам досталось немногочисленное количество обломков. Это были в основном трубки различного диаметра от ферм корпуса. Нашли детали от рации самолёта, стойку от заднего шасси, куски стальной бронеспинки, защищавшей пилота сзади. Попадались и различной величины обломки дюралевого корпуса мотора, но к нашему великому разочарованию все они рассыпались буквально в порошок при подъёме. Агрессивная кислотная среда почвы сделала своё чёрное дело, превратив ценнейшие артефакты в прах. Удача забрезжила, когда на глубине около 2,5 метров обнаружили авиационный пулемёт УБС калибра 12,7 мм. В надежде найти на его поверхности номер оружия, подвергли его тщательной расчистке. К этому привлекли самых знающих и опытных поисковиков из других городов края. Однако и здесь нас подстерегла неудача – коррозия настолько съела металл, что не читалась ни одна цифра. «Но упорство и труд, всё перетрут» – гласит народная мудрость. И абинские поисковики продолжали углублять воронку и, наконец, на глубине 4 метра уткнулись в редуктор истребителя. Он был перевезён в музей школы №3 и тщательно осмотрен. На торце вала редуктора и стопорном кольце читался номер авиационного двигателя М-105ПФ4 – 2924. Теперь можно было погружаться в чтение архивных документов. Заместитель руководителя ККОПО «Кубанский плацдарм» Евгений Порфирьев предоставил необходимые сведения по материальной части и личному составу 3-го авиационного корпуса. В «Сведениях о состоянии материальной части 278 истребительной авиационной дивизии на 22апреля 1943 г.» самолёт Як-7б № 3864 с мотором М-105ПФ4 – 2924 был закреплён за пилотом 274-го истребительного авиаполка сержантом А. И. Дудиновым. О судьбе этого «Яка» мы узнали из Оперативной сводки №20 Штаба 278-й истребительной авиационной дивизии в станице Славянской от 7 мая 1943 г. В этот день полк выполнял важную боевую задачу – прикрывал советские войска, наступающие на Голубую линию между населёнными пунктами: хутор Горно-Весёлый, станицы Неберджаевская и Нижнебаканская. Очередной боевой вылет состоялся с 11:50 до 12:45 по московскому времени. Лётчики получили сведения от станции наведения о том, чтов районе хутора Адагум находятся до 30 вражеских бомбардировщиков «Юнкерс-87», восемь истребителей «Мессершмитт-109» и один «Фокке-Вульф-190». 274-й полк  вступил с ними в воздушный бой. В результате короткой, но ожесточённой схватки лейтенант Маркин сбил один «Юнкерс-87» и один «Мессершмитт-109». Лейтенант Комардинкин вёл воздушный бой на высоте 1000 метров с одним «Мессером», который им был сбит, и упал в районе хутора Аманат. В результате атаки старшины Шлыкова ещё один «Мессер» упал юго-западнее хутора Адагум. Полк в этом бою понёс потери. Были сбиты самолёты лейтенанта Маркина и сержанта Дудинова. Оба выбросились на парашютах и приземлились в районе станицы Абинской. Так было записано в документе. Оба лётчика в часть не возвратились. Как стало известно, в ходе боя 7 мая сержант Дудинов получил тяжёлое ранение ноги и серьёзные ожоги лица. После этого он длительно лечился по разным госпиталям, и в конце 1944 года вернулся в свой родной полк, который воевал в составе 3-го Белорусского фронта. Из документов на «Подвиге народа» узнали, что за годы Великой Отечественной войны лейтенант А. И. Дудинов лично сбил 9 самолётов противника и был награждён орденом Отечественной войны 2-й степени Приказом по 3-му авиакорпусу от 6 июня 1943 г. и дважды орденом Красного Знамени: Приказом по 16-й воздушной армии от 15 июня 1945 года и от 12 августа 1945 года. С пилотом Дудиновым нам уже приходилось встречаться на страницах военных документов, когда работали на месте падения сержанта Г. Б. Прохоровав апреле 2014 года. В своём последнем боевом вылете сержант Прохоров был ведомымДудинова. Об этом говорит Оперативная сводка по 278-й авиадивизии от 20 апреля 1943 г. «В период 07:20 – 07:45 в районе Новороссийска на высоте 3000 – 4000 м младший лейтенант Дудинов и сержант Прохоров встретили выше себя четыре Ме-109 и одновременно ниже себя два Ме-109, с которыми завязали воздушный бой. После выхода из воздушного боя Дудинов внезапно был атакован Ме-109, огнём которого были пробиты плоскости, фюзеляж и пробита воздушная система. Посадку произвёл на живот в 1 км севернее станицы Северская. Сержант Прохоров с боевого задания не вернулся…» Р. S. В статье внимательный читатель заметит, что А. И. Дудинов в одном документе упоминается как младший лейтенант, в другом как сержант. Работая со многими документами особенно периода 1942 – 1943 гг., мы не раз такое встречали. Объясняется это ошибками штабных работников при составлении оперативных сводок. На самом деле он был уже младшим лейтенантом, когда летал в паре с сержантом Прохоровым.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *